Краткие сведения о диагностике и закономерностях клинического проявления новообразований

 

 

 

За последние 10—15 лет значительно повысился интерес стома­тологов к проблеме опухолей у детей. Это нашло отражение в материалах V Всесоюзного (1968 г.) и IV Всероссийского (1983 г.) съездов стоматологов, монографиях, диссертациях, сборниках и журнальных статьях, опубликованных за указан­ный период. Однако еще трудно с достоверностью судить о частоте и характере опухолей лица, тканей и органов полости рта, челюстных костей и шеи в детском возрасте, так как данные отечественной и зарубежной литературы по этому во­просу разноречивы и очень малочисленны. Капитальные рабо­ты, посвященные исследованию частоты обнаружения, клини­ческого проявления и течения новообразований этой области у детей первых лет жизни, практически отсутствуют. Большинство опубликованных работ содержит описание отдельных нозоло­гических форм новообразований, и их данные основаны на не­большом материале. Малочисленны и противоречивы данные о влиянии возраста на проявление новообразований.

 

К сожалению, из материалов многих клиник хирургической стоматологии выявить данные о частоте и течении новообразований у детей трудно, так как этому вопросу не уделяется должного внимания и возрастные группы не выделяются. В большинстве работ указывается только возраст от 1 до 10 лет или от 10 до 19 лет. Возрастной же фактор имеет большое значение в развитии новообразований, что позволяет предпола­гать наличие патогенетических различий в возникновении опу­холей у детей разного возраста и взрослых [Соловьев Ю. Н., 1970]. Существует мнение, что в молодом возрасте развитие костных опухолей связано с энергичным ростом костей, сопро­вождающимся их интенсивной перестройкой [Виноградова Т. П.> 1973].

 
 

Ю. В. Гулькевич и Т. С. Рабцевич (1964) обобщили данные 132 авторов о различных опухолях новорожденных и пришли к выводу, что опухоли, развившиеся в перинатальном периоде, встречаются в 25% всех вскрытий трупов новорожденных И плодов, причем у них выявляются преимущественно мезодермальные и нейроэктодермальные опухоли, а также тератомы. Все опухоли у новорожденных врожденные; по клиническому течению отличить злокачественные опухоли от доброкачествен­ных и пороков развития в этом возрасте трудно.

 
 

В. L. Coley (1950) отмечает два возрастных пика развития опухолей —от 10 до 19 лет и после 50 лет. По данным других исследователей, частота обнаружения новообразований у детей зависит от их нозологической формы и анатомической локали­зации, а также возраста ребенка. 

 
 

По материалам некоторых авторов [Краснощекова Г. Г., 1967; Симановская Е. Ю., 1968, и др.], дети составляют 12,4— 21,7% всех больных с опухолями челюстно-лицевой области. В детском возрасте преобладают (около 90% больных) добро­качественные опухоли и опухолеподобные процессы [Симанов­ская Е. Ю., 1967; Мухин М. В., 1970, и др.]. 

 
 
 

П. Д. Годорожа и Н. М. Годорожа (1981) дают описание опухолей и опухолеподобных процессов головы и шеи у детей. Авторы не указывают общее число наблюдений. Трудно устано­вить частоту отдельных нозологических форм, так как данные о ней приведены не во всех разделах работы. Наиболее полно описаны опухоли и опухолеподобные процессы кожи лица (192 наблюдения). В разделе, посвященном этим заболеваниям, интерес вызывают сведения о выявлении рака кожи лица и головы, развившегося на фоне пигментной ксеродермы (5 боль­ных), и рака красной каймы губ (3 больных). Анализируя и сопоставляя данные авторов и собственный опыт, можно пред­положить, что родители детей с поражением кожи лица обра­щаются за врачебной помощью не к стоматологу, а к дермато­логу. Опухоли мягких тканей и костей лица авторами описаны очень кратко. Из 1292 больных с опухолями и опухолеподобными процессами мягких тканей у 1224 детей выявлены гемангиомы. Опухоли костей лица (201 больной) описаны главным образом со ссылкой на данные других авторов. Установить процентное соотношение доброкачественных и злокачественных опухолей у детей по материалам авторов невозможно.

По сводным данным G. Seifert (1969), опухоли полости рта составляют 5% всех опухолей, встречающихся в детском возра­сте (соотношение между доброкачественными и злокачествен­ными опухолями равно 10:1, между раком и саркомами —

 

). S. N. Bhaskar (1963) и R. W. Senilli (1969) сообщают, что 9% опухолей челюстно-лицевой области у детей являются злокачественными, P. Jones (1965) обнаружил злокачественные опухоли (только мягких тканей лица) у 7,5% детей.

 

F. Las Heras и D. Isaacs (1980), анализируя результаты биопсий и вскрытий, произведенных в течение 15 лет, выявили 42 опухоли у новорожденных: тератому — у 17 (40,5%), лей­коз— у 5 (11,8%), нейробластому — у 5 (11,8%), фибросаркому — у 4 (9,5%), гистиоцитоз X — у 2 (4,8%), рабдомиосаркому, эмбриональный рак, рабдомиому, липому и другие опухоли —  каждую соответственно у одного больного. У 14 больных тера­томой обнаружены зрелые и эмбриональные ткани, а у 3 — зло­качественные компоненты.

Нами изучены результаты обследования и лечения 3048 де­тей и 3742 взрослых с новообразованиями челюстно-лицевой области в клинике хирургической стоматологии Московского медицинского стоматологического института им. Н. А. Семашко (ММСИ) с 1926 по 1963 г. и на кафедре стоматологии детского возраста того же института с 1963 по 1986 г. Анализу подверг­нуты лишь те заболевания, при которых диагноз был верифици­рован при гистологическом исследовании (биопсия опухоли, операционный материал). В состав больных не были включены дети с одонтогенными воспалительными кистами, число кото­рых достигало нескольких тысяч.

 

В табл. 1 и 2 приведены данные о частоте обнаружения у детей новообразований мягких тканей и костей лица.  Из табл. 1 видно, что в детском возрасте преобладают ново­образования соединительнотканной (мезенхимальной) приро­ды, а злокачественные опухоли мягких тканей — единичные на­ходки (1,04%). Ни у одного из 2406 детей не был выявлен рак кожи или слизистой оболочки рта. По частоте обнаружения на первом месте стоят сосудистые новообразования, на втором— новообразования, развивающиеся из железистого эпителия по­лости рта, главным образом кисты малых слюнных и слизистых желез.

Таблица 1

 

Частота опухолей и опухолеподобных процессов мягких тканей у детей по   данным   клиник  хирургической   стоматологии,  детской   стоматологии и кафедры рентгено- и радиологии ММСИ

   

Таблица 2

 

Частота  опухолей  и  опухолеподобных  процессов    костей  лица у детей по данным клиник хирургической стоматологии (1926—1963 гг.), детской стоматологии (1963—1986 гг.) и кафедры рентгено-и радиологии ММСИ

      

Анализ данных об анатомической локализации опухолей позволил выявить преобладание в полости рта и ротоглотки новообразований эпителиального происхождения [Ильина С. Б., 1975, 1976], исходящих из покровного зубообразовательного и железистого эпителия. В мягких тканях лица и других анато­мических областей преобладают опухоли и опухолеподобные процессы, исходящие из соединительной ткани или мезенхимы.

 
 
 

В костях, так же как и в мягких тканях лица, преобладают опухоли, развивающиеся из соединительной ткани. Исключение составляют эпителиальные костные кисты. Рак челюсти выяв­лен у 2 детей, причем мнения патологоанатомов об эпителиаль­ной сущности злокачественной опухоли у одного ребенка разо­шлись.

 
 

При анализе возраста больных установлено, что опухоли и опухолеподобные процессы челюстных костей чаще обнаружи­вали у детей в возрасте 7—12 лет, реже — у детей и подростков 12—16 лет и еще реже — в возрасте до 1 года. В отношении опухолей и опухолеподобных процессов полости рта выявлена обратная зависимость: самая высокая заболеваемость обнару­жена у детей до 1 года, а затем пик заболеваемости установлен в возрасте 12—16 лет [Ильина С. Б., 1976; Рогинский В. В., 1980]. 

 
 

Полученные нами сведения согласуются с данными детских онкологов о преобладании в раннем детском возрасте новооб­разований дизонтогенетической природы, которые проявляются при рождении ребенка или в первые годы жизни. Увеличение частоты выявления новообразований в 7—11-летнем возрасте связано с периодом наиболее активного роста костей лица, ав 12—16 лет — с повышенной эндокринной деятельностью. Эти данные подтверждают тот факт, что у детей развитие новообра­зований в челюстно-лицевой области происходит в соответствии с теми же закономерностями, что и в других отделах орга­низма.

 
 

Частота выявления отдельных нозологических форм заболе­вания зависит также от возраста ребенка. Так, гемангиомы, лимфангиомы, дермоиды, опухоль Абрикосова (миома из миоб-ластов), меланотическая нейроэктодермальная опухоль мла­денцев чаще обнаруживают в первые 5 лет жизни, ретикуляр­ные саркомы — в возрасте от 2 до 5 лет. У детей старшего возраста чаще выявляют доброкачественные костные опухоли, опухоль Юинга и остеогенную саркому. В последнее время появились сведения о связи акселерации с учащением развития остеогенных сарком.

 

 

При некоторых видах опухолей и диспластических процессов наблюдаются половые различия в составе больных._У_мальчиков чаще встречаются гигантоклеточная опухоль, лимфангиомы, ангиофибромы, злокачественные опухоли лимфатического аппа­рата, у девочек — гемангиомы, тератомы и папилломы слизи­стой оболочки полости рта. Особенно выраженное преобладание лиц женского пола отмечается в группе больных с болезнью Олбрайта.

 

Одной из важнейших, но малоизученных особенностей опу­холей и опухолеподобных процессов (например, фиброматоз десен, нейрофиброматоз, херувизм, остеоматоз челюстных ко­стей, гемангиомы) является их способность передаваться по наследству.

 
 

Клиническое течение некоторых опухолей отличается своеоб­разием. Так, заведомо доброкачественные опухоли — гемангио­мы, в основе которых лежит порок развития периферических сосудов, обладают инфильтрирующим ростом, могут прора­стать в соседние органы, разрушая их, и удаляются с большим трудом. Такие же особенности можно отметить в клиническом проявлении гамартом и рабдомиом. Клинико-рентгенологическая картина, темпы и характер роста десмопластических фиб­ром нижней челюсти и остеогенных сарком очень схожи.

 
 

Особенностью некоторых новообразований (гемангиомы, лимфангиомы, папилломатоз слизистой оболочки полости рта) является их способность к спонтанной регрессии, которую объ­ясняют тем, что эти опухоли являются последней стадией пренатальных нарушений, после устранения которых в постна-тальном периоде начинается регрессия. 

 

 

 

Течение злокачественных опухолей у детей варьирует от бурного, с диссеминацией в течение нескольких недель, до торпидного, что определяется морфологией и биологической потен­цией опухоли, ее локализацией и общей резистентностью орга­низма. Злокачественная опухоль независимо от типа и характе­ра роста местного очага на определенном этапе развития может проявиться регионарными или отдаленными метастазами. 

 

Доброкачественные и злокачественные опухоли у детей, как правило, диагностируют с большим опозданием, что можно бъяснить в первую очередь отсутствием четко выраженных па-тогномоничных клинических и рентгенологических признаков многих костных новообразований челюстей, недостаточным знанием стоматологами и онкологами клинико-рентгенологической картины большинства новообразований челюстно-лицевой области детей, а также патоморфологической картины и гисто­генеза многих новообразований. Отдельные патологические про­цессы не верифицируются в первые годы жизни. Так, нейрофиброматоз и лимфогранулематоз при наличии начальных кли­нических симптомов заболевания в этом возрасте патоморфолог часто не выявляет, что приводит к установлению ошибочного диагноза и неправильному лечению.
 

Исследования, предпринятые рядом авторов с целью изуче­ния причин запоздалого установления диагноза, показали, что промежуток времени от момента появления первых симптомов опухоли до госпитализации в специализированный стационар недопустимо велик. Так, A. Bethmann (1969), проведя анализ историй болезни 600 больных со злокачественными опухолями, 2,5% из которых составили дети, подсчитал, что длительность анамнеза в среднем равна 14,7 нед (3,7 мес). Консультацион­ный период, т. е. время от первого обращения к врачу до гос­питализации, продолжается в среднем 14,5 нед (3,6 мес). .М. Neuman и I. J. Раре (1970), проведя аналогичное исследо­вание в челюстно-лицевой клинике г. Дюссельдорфа, отметили, что потери времени при диагностике сарком равняются в сред­нем 1,5—3 мес. Авторы указывают и причину столь неудовлет­ворительного положения — неспособность установить диагноз или установление неправильного диагноза при первичном обра­щении больных за помощью.

Регулярно читаете статьи по специальности? Подпишитесь на нашу рассылку.