Булавко Роман Александрович,
врач высшей категории,
практикующий стоматолог.
Врач-консультант компаний «3M»,
«FKG Dentire», «Геософт».

                      

Пролог.

    Помню, приходит ко мне пациент. Приятной наружности, прилично одетый, речь культурная, складная. Лет около тридцати. Пришёл адресно, по рекомендации. Пришёл целенаправленно, чтобы восстановить два жевательных зуба металлокерамическими коронками с каркасами из благородного сплава. Поскольку против коронок на благородном сплаве я ничего не имею, мы с ним поладили и начали лечение.  Каналы были запломбированы кем-то за несколько дней до его появления у меня на приёме. Временная пломба на 17 была в порядке, 14 был уже восстановлен композитом с металлическим штифтом, снимками я остался доволен и мне осталось только извлечь штифт и восстановить эти самые жевательные 15 и 16 зубы.

     
Естественно, понадобилось делать сначала вкладки, которые тоже были предложены пациенту из драгоценного сплава.     Самое интересное, что речь пойдёт совсем не о коронках и вкладках, а о лечении кариеса в 14 и 17 зубах, который, конечно же, имелся на контактных поверхностях этих самых 14 и 17. Разве бывает иначе?
Мой опыт говорит, что не бывает. Почему-то для многих это неочевидно... Тот кто лечил 15 и 16 зубы не диагностировал кариесов на 14 и 17.     Первое посещение, на котором произошло знакомство и консультация, прошло на высоком уровне. Врач и пациент оказались довольны друг другом, как и во время всего оследующего лечения. План лечения был в общих чертах составлен и одобрен пациентом.     Итак, через пару дней мы приступили...

Начали!

   Первым делом надо было извлечь металлический штифт из 14. Не то, чтобы я был принципиально против металлических штифтов... всё имеет право на существование, но только если сделано правильно, и главное - иметь свой смысл. Удаление штифта представлялось мне абсолютно обязательным. Во-первых, штифты (по опыту) у нас ставят чаще не по технологии, а вкручивают их прямо в корневую пломбу. Но это, конечно, было скорее подозрением. Увы, не беспочвенным... Во-вторых, круглый штифт в овальном сечении канала 15 зуба невыполнит свой функции удержания реставрации разрушенной коронковой части. В-третьих... двух аргументов вполне достаточно.

 

    Реставрация была безжалостно, но осторожно,  разрушена бормашиной так, что штифт стало возможно «выбить» ультразвуком. Ничего неожиданного не случилось. Штифт был в гуттаперче, канал был с овальным сечением. Восстановление не имело никакого смысла ни с биологической, ни с механической точки зрения. Удаление штифта было несложным и недолгим. В гуттаперче он держался, как понятно,  некрепко. После снятия временной пломбы с 16, оказалось, что устья каналов не герметизированы, даже гуттаперча из устьев не удалена. Но учитывая, что каналы были запломбированы всего около семи дней назад, хорошую рентгенологическую картинку и активное нежелание пациента подвергнуться повторному эндодонтическому лечению, было решено восстанавливать зубы «как есть».

Интрига...

    После освобождения многострадальных жевательных 15 и 16 от всех временных и невременных реставраций и подготовки их под вкладки, взору открылись 17 и 14  зубы. Учитывая, что апроксимальные поверхности 15 16 были поражены ( в нашем случае - вообще уже отсутствовали ), нетрудно было предположить наличие кариозных поражений на медиальной поверхности 17 и дистальной поверхности 14.  Предположения подтвердились.


 
        
После герметизации устьев щёчных каналов 16 зуба, снятия слепков для изготовления вкладок в 15 и 16 ( и для временных пластмассовых коронок )  пациент был отпущен домой и записан на следующий приём, на котором  планировалось вылечить кариесы (если они не окажутся пульпитами), фиксировать вкладки и снять оттиски для изготовления постоянных металлокерамических коронок на  каркасах из благородного сплава..
                        

                    

    Прошло пять дней. Драгоценные вкладки прыгали на столе в ожидании фиксации в 15 и 16 зубы пациента. Настал назначенный час и пациент вошёл в кабинет. Устроившись в кресле, он он спросил меня с некоторой долей недоверия,  действительно ли ему нужно лечить эти кариесы в 17 и 15 зубах. Естественно, я сразу заподозрил какой-то подвох, ведь мы обо всём уже договорились, тем более, что фотографии кариесов я обычно сразу показываю пациентам прямо на дисплее фотокамеры. Пациент не заставил себя допрашивать и сам объяснил причины своих сомнений. Оказывается, за те пять дней, что прошли со времени снятия слепков, он сходил в какую-то клинику, где ему по страховке поснимали зубные отложения.  Конечно, снимая отложения, там поинтересовались, что делается с 15 и 16. Пациент им и ответил, что вкладки с коронками уже делаются. И про кариесы тоже рассказал. Там посмотрели придирчиво и доверительно сообщили ему, что ничего делать не надо, потому что это не кариесы никакие, а пигментация. А пигментацию не лечат. Минут десять мне пришлось доказывать бедняге, что пигментация - это и есть кариес. Когда я пообещал пациенту показать фотографии процесса лечения, он опять поверил, что лечиться надо. Мы приступили.

Кульминация.

    Я сверлил и думал: «Если на 15 неопытный стоматолог ещё может как-то пропустить кариес, приняв его за кариес в стадии белого пятна, то как можно решить, что в 17 просто пигментация?». Я, конечно, точно не помню ( давно это было), но в институте, вроде, учили, что кариес в стадии тёмного пятна требует пломбирования. Только в стадии белого пятна можно попытаться полечить кариес  реминерализацией. Но только нет никаких гарантий, что такое лечение будет успешным. Это были книжные истины, и я не помню, чтобы кому-то удалось действительно полностью вылечить кариозное пятно без бормашины. Честно говоря, и сейчас, когда появились лазеры, хилозоны, отбеливание и многие другие способы воздействия на эмаль зубов, я ещё не видел убедительных данных о том, что кариес в стадии пятна можно полностью вылечить. Тем более, что локализация полостей в данном случае не позволяла в последствии контролировать ситуацию.

В ходе препарирования кариеса на дистальной поверхности 15 обнаружился пигментированный дентин, в чём я и не сомневался, приступая к лечению. То есть это была полноценная кариозная полость.
     

       

Глубина полости в 17 для меня не стала неожиданностью. Я вполне допускал,  что возможно сообщение кариозной полости с полостью зуба. К счастью этого не было.
Восстановление зубов в подобных случаях не вызывает сложностей, ведь моделировать приходится только контактные поверхности, причём без создания контактного пункта, ведь контакты будут созданы на коронках позже с учётом восстановленных зубов. Всё лечение криесов вместе с анестезией заняло не больше 25  минут. После пломбирования полостей, были фиксированы вкладки. 15 и 16 зубы были препарированы. После ретракции десны я снял слепки и фиксировал временные коронки после их перебазировки.

Ещё через 8 дней коронки на 15 и 16 были готовы. Пациент был вполне доволен. Он получил, что хотел и даже немного больше... Теперь он знает, что кариес бывает разным. А я мечтаю, чтобы об этом знали и стоматологи...

Немного лирики...

    Чем объяснить точку зрения стоматолога, считающего подобные пигментации не требующими лечения, я не знаю. Лечение кариеса - основное занятие стоматолога. Так неужели диагностика кариозных полостей в столь очевидных случаях так сложна? К моему великому сожалению, это далеко не единственный прецедент полного непонимания природы и признаков кариеса моими коллегами. Довольно часто в приватных беседах со стоматологами, считающимися хорошими как среди коллег, так и среди пациентов, мне приходилось доказывать, что подобные пигментации - это и есть тот самый кариес! Причем не всегда успешно. Часто, как аргумент, следовал вопрос: «Так что же, теперь все пигментации препарировать?».  «Да!» - отвечал я - «Именно так!»

 

Регулярно читаете статьи по специальности? Подпишитесь на нашу рассылку.

No comments yet