Ваш город: Москва
Выбрать другой город
  • Зарегистрироваться

Диагностика дисфункций ВНЧС и дисфункций шейной области

Стоматологические статьи
  • 16 апреля 2009
  • 1609
Междисциплинарная стоматология, Гнатология
Исследование

1. Введение

Боли в области лица, головы или шеи - это универсальные жалобы пациентов, обращающихся за помощью к стоматологу. В некоторых случаях источник этой боли остаётся не выявленным даже после проведения всех обычных клинических и инструментальных диагностических процедур. Диагностика обычной кранио-фасциально-цервикальной дисфункции и терапевтические мероприятия, как правило, направлены только на устранение симптомов, а именно боли (Аш и Рамфджорд, 1995; Де Вохт, 2003).

Некоторые из этих кранио-фасциально-цервикальных дисфункций относятся к категории височнонижнечелюстных дисфункций (ВНЧСД). Дисфункция ВНЧС - комплексное заболевание, происхождение которого до конца ещё не выяснено (Аш и Рамфджорд, 1995;Вижер, 1995; Де Вижер, 1996; Гросс, 1996; Лью, 1999 Алкантара, 2002; Ландулфо, 2004). Большинство пациентов с ВНЧСД жалуются на боли в жевательных мышцах, описывая симптомы мышечных повреждений (Визер, 1995; Де Вижер, 1996; Сато,1998; Лью, 1999; Рихо, 2000; Джон, 2003; Сувинен, 2003; Ландулфо, 2004).

Пациенты, которым изготовлены индивидуальные окклюзионные шины, также не получают полного исцеления, и мышечные боли становится для них большой проблемой. Основные жалобы этих пациентов сводятся к болям в области шеи. На самом деле, определенная взаимосвязь между шейными болями и дисфункцией ВНЧС уже была продемонстрирована ранее (работы Цианкаглини, 1999 г., а также Алкантра и Вишера, 2002 г.) с некоторым совпадением стоматогнатических и шейных симптомов как при дисфункции ВНЧС, так и при шейной дисфункции (Де Вижер, 1996). К стоматогнатическому аппарату относится голова и верхние шейные структуры, имеющие отношение к пищеварительному аппарату, включая полость рта, зубы, челюсти и десны, а также язык, слюнные железы, глотка, жевательные мышцы и ВНЧС. При дисфункции ВНЧС также вовлекаются шейные мышцы, и у таких пациентов положение головы изменено по сравнению со здоровыми людьми того же возраста и пола (Ли, 1995), разница при этом может быть совсем незначительной (Вишер, 2002). У здоровых людей шейные и нижнечелюстные мышцы действуют скоординировано, как комплексная структура, и нарушения одной из частей этой структуры вызывает нарушение работы другой (Эриксон, 2004).

Анализ ЭМГ-показателей при исследовании мышц шеи и головы позволил глубже взглянуть на работу этой сложной структуры, как в норме, так и при патологии в работах Пино, 2000 г., Феррарио, 2002 г. и Сувинена, 2003 г. При анализе жевательной функции у пациентов с внутрисуставными деформациями ВНЧС в процессе предыдущих исследований ЭМГ-исследование оказалось полезным диагностическим инструментом (Сато, 1998; Пино, 2000; Ландуфо, 2004), позволяющим оперативно получать ценную и достоверную информацию о состоянии пациентов с хроническими шейными болями (Фалла, 2004). Но ни в одном случае стоматогнатические функции у пациентов с ВНЧС-нарушениями не сравнивалась с показателями тех пациентов, у которых шейные боли были основным симптомом.

В настоящем исследовании анализировались ЭМГ-показатели пациентов двух групп – пациентов с ВНЧСД и пациентов с болями в области шеи. Рабочая гипотеза заключалась в том, что пациенты двух проанализированных групп не имеют различий при анализе ЭМГ-характеристик жевательной и височной мышц при стандартизированном исследовании сжимании зубов. Для получения внешнего показателя нормы полученные данные сравнились также с показателями здоровых пациентов контрольной группы с хорошей окклюзией.
 

2. Материалы и методы

2.1. Пациенты
Осматривалось 133 пациента в возрасте от 18 до 67 лет, 38 из которых были направлены в стоматологическую клинику на лечение миофасциального болевого синдрома, в связи с жалобами на боли в челюстно-лицевой и шейной области. В результате терапевтического осмотра и рентгенографического анализа состояния шейного отдела и стоматогнатического аппарата (Де Визер, 1996; Богдук,1999) и обсуждения субъективной информации, собранной при описании истории болезни, пациентов разделили на 2 группы: (а) пациенты с ВНЧСД (17 женщин и 7 мужчин, в возрасте 21-66 лет, сред. 35, СД 14) и (в) пациенты с шейной болью (11 женщин и 3 мужчин, возраст 30-67 лет, сред. 48, СД 17). Терапевтический осмотр включал в себя пальпацию области ВНЧС, жевательных и шейных мышц, оценку движений в суставе и шейном отделе позвоночника, а также осмотр полости рта, зубов и опорных структур. У пациентов с дисфункцией ВНЧС были выявлены внутренние расстройства с видимыми изменениями или без них, капсулиты, синовииты, миалгии жевательных мышц с суставной дисфункцией, артрозы, артриты, с артралгией или без неё. Боли в области ВНЧС и жевательных мышцах – как самопроизвольные, так и возникающие у пациентов при пальпации, варьировались от средних до сильных, с ограничением открывания рта и латеродевиацией нижней челюсти при открывании рта. Во всех наблюдаемых случаях продолжительность возникновения боли была не более 6 месяцев. У обследуемых также были выявлены щелчки в области ВНЧС. С другой стороны, у пациентов с шейной болью была только краниоцервикальная боль без симптомов ВНЧСД (Аш и Рамфжорд,1995; Де Визер, 1996; Богдук, 1999; Вишер, 2002). Пациенты с шейной болью сообщали о боли, концентрирующейся в области шеи (средней или интенсивной, усиливающейся при пальпации), которая указывала на миалгию, и комбинировалась с ограничением амплитуды движения головы и шеи. В анамнезе отрицались травматические повреждения; при рентгенографическом осмотре позвоночника анатомические нарушения выявлены не были.

Все пациенты, выпадавшие из той или иной категории, в данном исследовании исключались, и список восполнялся другими пациентами. Ни у кого из обследуемых не наблюдалось системных заболеваний опорно-двигательного аппарата, вестибулярных или неврологических проблем или анатомических нарушений в шейном отделе позвоночника. У всех пациентов были полные зубные ряды, не менее 24 элементов (все зубы естественные или с частичными несъёмными протезами), без перекрёстного прикуса. У пациентов не наблюдалось периодонтальных проблем или острых воспалительных заболеваний полости рта.

Также проводился осмотр 95 пациентов контрольной группы (28 женщин и 67 мужчин, в возрасте 18-22 лет, сред. 20, СД 2), все они имели полный комплект своих зубов (не менее 28) при отсутствии перекрёстного прикуса, периодонтальных проблем или острых воспалительных заболеваний полости рта. Противопоказанием к участию пациентов в контрольной группе были симптомы ВНЧСД (боли в мышцах или в области сустава, щелчки в ВНЧС, ограничение открывания рта, нижнечелюстная латеродевиация при открывании рта) в настоящем или прошлом, а также шейные проблемы (включая травматические) и системные заболевания. ЭМГ-данные, полученные при исследовании пациентов контрольной группы, использовались в качестве внешних показателей нормы при здоровом окклюзионном состоянии.
 

2.2. Электромиографическое исследование и измерения
  •   Инструмент

В процессе исследования при помощи одноразовых биполярных поверхностных электродов из серебра или хлорида серебра диаметром 10 мм и межэлектродным расстоянием 21 мм измерялись ЭМГ-показатели жевательной и передней височной мышцы. Один электрод фиксировался на лоб в качестве референтного. Биполярные поверхностные электроды приклеивались на область мышечного пучка параллельно расположению мышечных волокон (Феррарио, 2002): на височной передней - вертикально вдоль переднего края мышцы; на жевательной - параллельно мышечным волокнам. Кожа пациента предварительно очищалась спиртом в месте наложения электродов для уменьшения сопротивляемости кожного покрова, и запись проводилась спустя 5-6 минут, после хорошего увлажнения кожи проводящим гелем.

Запись ЭМГ-показателей производилась с использованием портативного электромиографа FREELY компании De Gotzen (Милан, Италия), дополненного специальным программным обеспечением. Аналоговый ЭМГ-сигнал подвергался усилению (усиление 150, пропускная способность 0-10КГц, двойная амплитуда входного сигнала от 0 до 2000 мВ) с использованием дифференциального усилителя с высоким коэффициентом отклонения (CMRR -105dB в пределах -60 Гц, сопротивление входного сигнала 10 CQ) и оцифрован с разрешением 12b и частотой 2230Гц А/D. В процессе оцифровки использовался фильтр верхних частот 30 Гц и фильтр нижних частот 400 Гц, а также ленточный ограничитель шума 50-60 Гц. Сигнал усреднялся до 25 мс, и мышечная активность оценивалась как средний корень от амплитуды в квадрате (показатель RMS, mV). ЭМГ- сигналы, полученные при записи, сохранялись программой для последующего анализа.
 

  •   Стандартизированная запись (сжатие зубов на ватных валиках)

Первым измерением в процессе каждого исследования являлась стандартизирующая запись, производимая при максимально сильном сжатии зубов пациентом в течение 5 секунд (МVС) на ватных валиках одинаковой плотности. В процессе записи пациентов просили сидеть прямо, держа голову ровно (без поддержки) и сохранять естественное положение при максимально плотном сжатии зубов.

Два ватных валика толщиной 10-мм размещались между вторыми-первыми молярами пациента. Такая запись позволяла получить референтные ЭМГ-показатели для последующего сравнения и нормализации данных. Для каждой из 4-х анализируемых мышц (жевательных и височных справа и слева) в результате был получен усредненный ЭМГ-показатель (RMS), который при дальнейших вычислениях был принят за 100%.

Все ЭМГ-данные, получаемые в процессе дальнейшего исследования (при максимальном сжатии зубов тем же пациентом, но уже непосредственно окклюзионными поверхностями зубов, без валиков), сравнивались с этим первоначальным значением и выражались в виде процентного показателя (mV/mV*100).
 

  •   Прямое максимальное сжатие зубов (без валиков). (MVC)

Запись ЭМГ-показателей производилась в течение 5 секунд. Пациента просили с максимальным усилием сжать зубы в привычной для него окклюзии при полном контакте зубов верхней и нижней челюсти и сохранять максимальный уровень напряжения мышц в течение всех 5 секунд записи.

Для каждого пациента выбирался наилучший результат (тот, где ЭМГ-сигнал был наиболее постоянным), затем программой автоматической обработки данных из него выбрались 3 секунды теста, и ЭМГ потенциал нормализовался, как описывалось ранее (амплитуда ЭМГ-сигнала при записи теста без валиков сравнивалась со средним значением амплитуды ЭМГ-сигнала нормализованной записи на валиках). Затем средние значения общей мышечной активности (правой и левой жевательной и височной мышцы) обрабатывались программой как область стандартизованных ЭМГ-потенциалов (с нормализованной RMS-амплитудой) за период времени (mV/mVs%) (Феррарио, 2004). Мышечная активность использовалась уже в качестве общего индекса работы жевательных мышц, как в динамике, так и при статической работе (Феррарио, 2004, 2006).

ЭМГ-сигналы парных мышц сравнивали с использованием процентного коэффициента наложения POC,(%) (Феррарио, 2000). POC - это индекс симметричности распределения мышечной активности, обусловленный окклюзией, определяемый при расчётах путём наложения ЭМГ-амплитуд правой и левой сторон жевательной и височной мышц в период времени: зона наложения и есть процент общих ЭМГ амплитуд. Этот коэффициент варьируется от 0% до 100% - при хорошей симметричности работы парных мышц POC составляет около 100% (ЭМГ-амплитуды сигналов полностью накладываются друг на друга). Среднее значение POC для жевательной и височной мышц определялось для каждого пациента.

Обсуждая направление в латеральной плоскости мышечных волокон относительно черепа (неподвижной кости) и нижней челюсти (подвижной кости), две мышцы в настоящем исследовании действуют в противоположном направлении: поверхностная часть жевательной мышцы тянет кранио-каудально и спереди-назад, в то время как передняя височная – кранио-каудально и сзади-вперёд. Жевательная мышца и височная с противоположной стороны образуют мышечную пару ( например правая височная и левая жевательная) (Феррарио, 2000). Если активируется одна пара мышц, несбалансированная сокращением другой мышечной пары с противоположной стороны, происходит потенциальное боковое смещение нижней челюсти. Коэффициент «Торк» (%) (Феррарио, 2000) вычисляется при наложении правой височной плюс левой жевательной нормализованной ЭМГ амплитуды на левую височную плюс правую жевательную нормализованных ЭМГ амплитуд: зона наложения определяется как процент общих ЭМГ амплитуд. Торк распределяется от 0% (присутствие сил бокового смещения) до 100% (отсутствие бокового смещения).

Воспроизводимость ЭМГ измерений уже была протестирована в нашей лаборатории при повторном проведении анализа у семи выбранных случайно пациентов (Феррарио, 2006). При всех ЭМГ вариациях внутриклассовые корреляционные коэффициенты были больше, чем 0,63, показывая хорошую точность измерений, без случайных погрешностей (парный студенческий тест, Р больше 0,05).


 

2.3. Информационный анализ

Полученный статистические данные были обработаны компьютером как в контрольной группе пациентов, так и двух других. Распространенность по возрасту и полу в трёх группах сравнили с однотипным отклонением анализа (по возрасту), приставленного к post-hoc тестам (Tukey действительно значимой разнице), и х-квадрат тест (половая распространенность). ЭМГ различия показателей (РОС, ТС и активность) сравнили среди трёх групп с помощью генерализованной линейной модели (GLM), которая использовала возраст, пол и возраст * пол взаимодействие в качестве факторов в отклонении анализа. Модель отделила влияние возраста и пола от важных различий в ЭМГ показателях во всех трёх группах. Использовалось статистическое оформление SAS.

Линейный дискриминантный анализ проходил между двумя группами пациентов, используя индивидуальное значение мышечной активности и РОС. Дискриминантный функциональный анализ (Лизон,1961; Вокер и Ковальски, 1974) позволяет дифференцировать две популяции за счёт калькуляции функции L=Lx*X+Ly*Y, где Х и Y -два независимых отклонения измеренных в популяциях, и Lx и Ly - значимые дискриминантные коэффициенты. Анализ также вводит пороговое значение Lo для различения между двумя популяциями, вместе с вероятной ошибкой для классификации нового единственного индивидуального соответствия с Lo. Пороговое значение Lo выбрано при минимальном количестве неверно классифицированных пациентов. Значение дискриминантного анализа было вычислено при его отклонении (Лизон,1961). Значение составило 5%(Р меньше и равно 0.05) для всех статистических тестов.
 

3. Результат

Пациенты в контрольной группе были значительно моложе , чем в двух других (отклонение анализа , Р меньше 0.001). Post-hoc тест выявил значительную разницу во всех трёх группах. Также, половая распространенность во всех группах была значительной (х-квадрат тест,Р меньше 0.001). Для обсуждения этих различий ЭМГ показатели потом сравнили в трёх группах, используя GLM отклонение анализа.
Пациенты с ВНЧСД имели стандартизированную мышечную активность (объединенную четырьмя мышцами) при максимальном сжатии зубов 75мV/mVs%, то есть их мышечные электрические потенциалы приблизительно на одну четвёртую меньше при сжимании без валиков (непосредственно на окклюзионные поверхности) чем на валиках (рисунок 1). В группе пациентов с шейными болями, сжатие без валиков осуществилось при больших мышечных потенциалах, чем при максимальном сжатии на валиках, и значение стандартизированной мышечной активности было больше 100%(именно 124mV/mVs%) ( см. таблицу 1).

В контрольной группе пациентов, сжимание зубов на валиках или без них представляло одинаковую мышечную активность (стандартизированная мышечная работа 95mV/mVs%). Показатель активности во всех трёх группах значительно отличался (Р=0.002) как определилось GLM отклонением анализа. Модель обнаружила, что влияние пола (Р=0.656), возраста(Р=0.237), и взаимодействия возраста и пола (Р=0.092) - все незначительны, в то время, как влияние распределения по группам имело большое значение (Р меньше0.001).

Значительные различия по группам также были выявлены по мышечной симметрии (РОС индекс, значение передней височной и жевательных мышц, Р меньше0.001 колебания анализа) и торк (ТС индекс, Р меньше 0.001): контрольные пациенты были более симметричны и торк отсутствовал, в то время как пациенты с ВНЧСД были менее симметричны и имели большое значение торка. Значительное влияние по группам (Р меньше 0.001) сохранялось даже когда такие факторы как пол (Р=0.981 дляРОС, Р=0.589 для ТС, оба не значительны), возраст (Р=0.004 для РОС, Р=0.005 для ТС, оба значительные), и комбинация пол *возраст (Р=0.008 для РОС, значительно; Р=0.945 для ТС, незначительно), были вне GLM отклонения анализа.

Линейный дискриминантный анализ рассмотренный между двумя группами пациентов был высокий (F=28,2;35 свободных градусов, Р меньше 0.001). Используя функцию L=0.1002РОС + 0.0478 мышечной активности и пороговое значение L = 13.173 для всех дискриминантов, единственный, новый пациент может быть расположен как в группе пациентов с ВНЧСД так и с шейными болями с ошибкой в 18.2%. У настоящих 38 пациентов, чувствительность разделения составила 0.86, с 0.92 специфичностью.

Таблица 1

Максимально возможное сжимание зубов при ВНЧСД и шейных болях и у контрольной группы пациентов ( значение и стандартное отклонение) Р, возможная погрешность : возраст, типовой анализ изменчивости (2;125 градусов свободы), значения с разными показателями степени (a,b,с)post-hoc тест; ЭМГ изменчивость, GLM анализ разложенный для возраста, пола, и пол-возраст соотношение, актуальная групповая разница

Рис.1 Стандартизированная активность, симметрия (РОС) и торк (ТС) у пациентов с ВНЧСД, шейными болями и контрольная группа (значение +1SD). ***Р меньше 0.001 (GLM анализ изменчивости).

        

4. Дискуссия

ЭМГ исследование жевательных мышц - это метод , который легко использовать для количественной оценки показателей пациентов в стоматологии. Среди всех мышц, участвующих в поднятии нижней челюсти, жевательная и височная мышцы - это мышцы которые чаще всего определяют при клиническом осмотре, так как они располагаются наиболее поверхностно и более определяемые для ЭМГ исследования. С другой стороны, медиальная и латеральная крыловидные мышцы также могут быть оценены с помощью иглы. Действительно, определение стоматогнатических дисфункции и несколько головных дисфункций, анализ жевательной и височной мышц обеспечивает количественную функциональную информацию с минимальным дискомфортом для пациента и без инвазивных и опасных процедур (Визер,1995; Сато, 1998; Лью,1999; Бурнет,2000; Пино,2000; Феррарио,2002,2004; Сувинен,2003; Ландуфо,2004). К сожалению, подчеркивается некоторыми исследователями, простота, низкая стоимость и быстрота исследования, но есть и ограничения, которые обсуждаются и устранены (Де Лука,1997). За исключением, технических артефактов (инструментальные шумы), толщина подкожного жирового слоя, перекрёстные помехи от других мышц. Тем не менее, правильное ЭМГ определение должно быть представлено только со стандартизированными (нормальными) потенциалами, для исключения основных биологических и технических шумов (Де Лука,1997).
В настоящем исследовании, для уменьшения вариабельности каждого пациента использовали ЭМГ протокол, который включил нормализованную запись (максимальное сжатие зубов на ватные валики, которое предшествовало записи теста при естественном смыкании, те же электроды, проводники, ЭМГ аппарат, та же кожная зона) что должно было ограничить влияние биологических и технических помех (Де Лука, 1997; Бурнет,2000). Действительно, высота ватного валика может слегка изменить вертикальный размер (а соответственно и длину мышечного волокна и межэлектродное расстояние), но при сжатии зубов, валики становятся тонкими, что делает этот эффект незначительным. Полученные стандартизированные ЭМГ потенциалы ограничиваются только мышечным сокращением, которое соотносится с окклюзионной поверхностью (Феррарио,2000,2002).

Стандартизированные ЭМГ потенциалы позволяют измерить действительное влияние морфологии на стоматогнатическую функцию (Визер,1995; Сато,1998; Лью, 199; Вурнет, 2000; Пино,2000; Феррарио,2002.2006; Ландулфо,2004). От стандартизированных электрических потенциалов, воспроизводимых единичными жевательными мышцами, мышечная активность (интегрированная во времени) может быть вычислена для определения действительного напряжения производимого мышцами (Сато,1998; Бурнет,2000; Феррарио, 2004 2006).

Несколько предыдущих научных исследований анализировали ЭМГ характеристики пациентов с заболеваниями ВНЧС. Жевательные мышцы симптоматических пациентов с ВНЧСД были более гипертоничными в покое, менее действенными и быстрее уставали при сравнении с здоровыми людьми того же возраста и пола (Лью, 1999; Пино, 2000). Вообщем, сокращение жевательных мышц вызвало уменьшение электрических потенциалов (Визер,1995; Сато,1998; Пино,2000), жевательная действенность уменьшилась, максимальное сжатие зубов в прикусе также значительно меньше (Сато,1999). В настоящем исследовании, не измерялась сила сжатия зубов в прикусе, но ЭМГ активность при максимальном сжатии зубов можно рассматривать как полезное приближенное значение (Фогле и Гларос,1995; ван Кемпен, 2002).

Хронические мышечноскелетные дисфункции головы и шеи - часто без специфических анатомических изменений могут быть использованы для объективной дифференциальной диагностики (Богдук,1999; Вишер, 2002), и функциональные определения могут выявить полезную информацию (Фалла,2004). Последнее научное исследование обнаружило, что пациенты с краниомандибулярными нарушениями и пациенты с проблемами в шейном отделе позвоночника не имеют различий в положении головы в пространстве (Вишер,2002). С другой стороны, ни какая информация по ЭМГ у дентальных пациентов с шейными болями в качестве принципиального симптома не была обсуждена так давно.

Провели анализ показателей по пациентам из двух групп настоящего исследования, показатель стандартизированной мышечной активности полученный во время теста при максимально возможном сжатии зубов значительно отличались от тех, которые получили у пациентов контрольной группы. У пациентов с ВНЧСД, максимальное сжатие на ватных валиках (стандартизованная запись) была сделана со значительно большими ЭМГ потенциалами, чем максимальное сжатие непосредственно на окклюзионную поверхность. Также, стандартизированная активность жевательной и височной мышц у этих пациентов была значительно разбалансирована, как с разных сторон (ассиметрия), так и между мышечными парами (торк). Ассиметричная нормализованная мышечная активность и разбалансированные мышечные пары могли потенциально смещать нижнюю челюсть в одну сторону, и создавать большую силу на половину зубной дуги и ВНЧС, чем на структуры с противоположной стороны (Феррарио и Сфорца, 1994). Ассиметрия (сторона) и нестабильность (мышечные пары) при нормализованной мышечной активности часто являются следствием функционально нестабильной окклюзии, когда зубы верхней и нижней челюсти контактируют при сжимании и глотании (Феррарио, 1999). Соглашаясь с литературными источниками (Феррарио, 2000), и сравнивая с пациентами контрольной группы, пациенты с ВНЧСД имеют функционально нестабильную окклюзию (Ландулфо, 2004). Сжимая зубы на ватных валиках, понижается проприоцептивный сигнал от нестабильной окклюзии, и заставляет пациентов сжимать зубы при большей активности жевательных мышц. Даже, если важная роль окклюзии в развитии признаков и симптомов ВНЧСД у пациентов всё ещё сомнительна, у некоторых пациентов положение измененной окклюзии может послужить фактором, запускающим ненормальную мышечную активность (Феррарио, 2002).

С другой стороны, у пациентов с шейными болями ватные валики ингибируют мышечное сокращение, и большая активность была обнаружена при межбугорковом смыкании. Возможное объяснение этого ингибирования заключалось в том, что валики воспроизводили дальнейшее повреждение, которое возрастало при настоящих неокклюзионных и несуставных проблемах. Действительно, их РОС и ТС коэффициенты, даже самые низкие, по сравнению с вычисленными в контрольной группе, были в пределах нормы (больше 85% для РОС индекса, и больше 90% для ТС индекса, Феррарио, 2006).

Для простоты различия между пациентами двух групп, использовался линейный дискриминантный анализ. Этот анализ не только позволяет выявить разницу между двумя группами, используя линейную комбинацию переменных величин (двух в настоящем исследовании) (Вокер и Ковальски, 1974), но также обеспечивает возможное изменение в классификации каждого пациента, когда измеряются одни и те же показатели (Лизон,1961). ЭМГ снимает показатели с жевательной и височной мышц при стандартизированном сжатии зубов и вычисляет мышечную активность, а индекс РОС позволяет распределить каждого пациента или в группу пациентов с ВНЧСД или с шейными болями, с погрешностью в 18,2%, т.е. количество ошибочно распределенных пациентов может быть меньше, чем 2 из 10. Также, чувствительность и специфичность теста, как представлено в настоящей группе пациентов, была хорошей.

Было упомянуто, что проанализированные пациенты представляли собой вполне удачный пример, и экстраполяцию представленных результатов на широкое население нужно делать с осторожностью. Более того, пациенты контрольной группы были младше , чем пациенты других групп, и мужчины: женщины соотносятся по другому. Линейная модель анализа использовалась для сравнения ЭМГ значений трёх групп, используя эти различия для обсуждения, и был обнаружен значительный эффект влияния возраста на индексы РОС и ТС, и значительное взаимодействие возраста и пола для РОС. С другой стороны, влияние пола было небольшим. Обсуждая эти эффекты, различия в ЭМГ показателях оставались значительными среди трёх групп. Действительно, использование стандартизированных потенциалов позволило уменьшить межличностную вариабельность (Де Лука,1997; Бурнет, 2000; Феррарио, 2000).

Литературные данные о влиянии пола и возраста на показатели ЭМГ очень скудны. Сопоставляя с настоящими находками, доктор Феррарио доложил о незначительных различиях (в зависимости от пола) нормализованных ЭМГ потенциалов, записанных при максимальном сжатии зубов (2000,2006) для молодого здорового населения. У пациентов с хорошей окклюзией, возрастом, оказывающим минимальное влияние на нормализованные ЭМГ индексы: в контрольной группе средний возраст составил 53 года, в последнем научном докладе доложено о показателе стандартизированной активности 104,9mV/mVs% (SD 28,9) показатель РОС 87% (SD 0,9) и показатель ТС 90,8% (SD 0,4) (Феррарио,2004). С другой стороны, Уеда (2002) выяснил, что жевательные мышцы у женщин обладают большей утомляемостью, чем у мужчин, и небольшой эффект возраста отражается на мышечном усилении при резцовом откусывании при разной силе смыкания по Фоглу и Гларосу(1995). Действительно, принимая во внимание разницу в экспериментальном оформлении и анализе изменений, трудно прийти к окончательному утверждению по этой проблеме.
 

5. Заключение

Интерфейс ЭМГ правой и левой жевательной и передней височной мышцы, представлен определенным протоколом, обеспечивающим стандартизированную информацию, которая используется для количественного выражения по двум группам. Тест простой, недорогой, быстрый в исполнении и неинвазивный, не доставляет дискомфорта для пациентов и не имеет побочных эффектов.

Дискриминантный анализ стандартизированной информации, полученный при проведении теста даёт возможность дифференцировать пациентов с ВНЧСД и пациентов с шейными болями. Эти две группы пациентов нуждаются в различном лечении, и быстрая диагностика позволит принять правильное решение для устранения проблемы. Пациенты с низкой стандартизированной мышечной активностью и пониженной правой-левой мышечной симметрией при максимальном сжатии зубов более склонны к ВНЧСД, и первоочередным шагом в их лечении является изготовлении стабилизирующей шины (Феррарио, 2002). Действительно, при лечении пациентов с ВНЧСД , окклюзионные шины оказывают лечебный эффект в большинстве клинических случаев: это консервативное и обратимое лечение, которое уменьшает боль в большинстве случаев (Немковски,1992; Аш и Рамфорд, 1995; Феррарио, 2002). С другой стороны, пациенты с высокой стандартизированной мышечной активностью и почти нормальной правой - левой мышечной симметрией при максимальном сжатии зубов больше склонны к шейным проблемам, и лечение на окклюзионных шинах скорее всего не будет иметь успеха. В этом случае будет полезно сотрудничество с физиотерапевтом и хиропрактом, а мануальная терапия совместно с подобранной программой упражнений может иметь успех. Окклюзионная шина может быть использована только для избежания биомеханического влияния окклюзионного стресса на шею.

Статья предоставлена компанией "Валлес М"

Регулярно читаете статьи по специальности? Подпишитесь на нашу рассылку.

No comments yet